letrym: (лет. настр. ст)
 юхуууу! с днём космонавтики! хуй попам! на любой слог ударение, но на последний - больше по теме.
плохо что 52 года назад весь мир плясал потому что гагарин полетел, а 4 дня назад - потому что тэтчер сдохла. ну да и ладно, у прапрадедов вообще гагарина не было, а они королей вышибали, как кегли. 
всех, кому правда хочется, чтобы люди любой расы, любого пола, любой идентичности, из любой страны летали в космос поздравляю. уроды, для которых это очередная победа имперашки, красной, фиолетовой или похуй какой, горите в аду, которого нету, но вы над этим работаете.
letrym: (шляпник. чааай. всегдааа)
у меня от долоева

облако в маске
молодая научная сотрудница бьётся над разгадкой одного атмосферного явления, которое с недавних пор угрожает планете неурожаями и вызывает депрессии у людей. по ходу действия она знакомится с девушкой, и однажды та выдаёт своё иномирское происхождения и негуманоидную природу - по сути она - облако, а то атмосферное явление - результат их деятельности. но насчёт неурожаев и депрессий это правительство подтасовывало факты. дальше следует экологический гон, распространение иномирских технологий, революция и всеобщее щастье.

люди окраин
где-то на краю галактики цивилизация разумных крыс. поразительная и прекрасная крысиная культура, серьёзно и без ёрничества описываются музеи и университеты, общественные проблемы и быт. в заброшенных домах и в канализациях заводятся отвратительные паразиты - люди. их травят, отстреливают, но всё без толку. какая-то пространственнно-временная хренотень делает возможным сообщение (не космическое)* с другим краем галактики, с землёй. и четыре расы ищут общий язык.  

*потому что я придерживаюсь мнения, что совершать дальние космические путешествия может только коммунистическое человечество, а здесь речь идёт о проблемах, которые будут к тому времени уже решены.

сколько ног у паука?
злая волшебница проходит под окнами детской художественной студии, где кирилл и валя спорят о том, сколько ног рисовать пауку. а может и нормальная волшебница, только выросла при феодализме и пауков очень любит. "ах вы гадкие дети!, говорит она, - пусть у кирилла у самого будет шесть ног, а у вали десять! и отправляйтесь в таком виде с страну Энтомологию! может вас там и расколдуют". ну, ноги, конечно, лишние удалили, волшебницу перевоспитали, а Энтомология стала на путь социалистического развития, но сначала было много приключений.

вот, если кому надо названия, говорите.
letrym: (лет. настр. ст)
рюкзак осенних яблок на плечах,
планеты в книжке, и блестит их краска,
как стыд подростка и дублон пиратский,
а звёзды далеко. не отвечай
небрежным, близким, золотым лучам,
которые тебя щекочут братски
и пропадают. если бы хоть раз к ним
забраться, и урчать, и различать,
какую из комет ты нежно помнишь,
а где сестра, и сказка, и любовник.
душистых яблок нежность тяжелей,
и вкус её нужней и веселей
хорошей драки и своей эпохи,
опять трясущей королей.
letrym: (лет. настр. ст)
интерсная дискусь про иников, а вернее про нас и разум.

неважно сколько разумных существ во вселенной и где они. важно совсем другое. что все разумные - люди.
letrym: (живые. эстетика)
те, кто считает, что вера в инопланетян это как вера в бога почему-то забывают, что вера в отсутствие за пределами нашего социума разумных существ - ещё более древний и дикий предрассудок. если чукчи и полинезийцы в конце концов узнали, что не только они - люди, узнаем и мы.
так и надо говорить, не "прилетят инопланетяне", а "прилетят люди".

удивляет, насколько мало принимается самоочевидное казалось бы утверждение, что летать между звёзд может только коммунистическое общество. так же, как летать по солнечной системе - позднекапиталистическое, плавать по океану раннекапиталистическое/позднефеодальное итд. поэтому никто нас геноцыдить не будет, тем более что люди коммунистического общества неэтичные цыники и знают, что от геноцыда удовольствие на пару лет, а от сотрудничества польза на миллион. и падать в обморок от нашего дерьма они тоже не будут. падать в обморок от дерьма это нужно чистой публике, чтобы подчеркнуть свои привилегии "ах, эти ужасные ктонибудь!". а у коммунаров привилегий нет и подчёркивать им нечего, наши траблы - их траблы, потому что какая разница.

поэтому, кстати, ненавижу параноидальный расизм мираполдня. только ефремов, только хардкор!
letrym: (лет. настр. ст)
повсюду кошки. можно пить из лужи.
как мускулы танцующей - завод.
читать про нас у них сгорают уши,

как будто и не знают, чья возьмёт.
зазеленев из ломких головешек
войны, которая к ним больше не придёт,

они без горечи и без насмешки
настраивают хитрый хроноскоп,
плюют на православных (wtf??) потерпевших(wtf??),

скорлупку гладят над чужим песком,
своим для них. пускай их джованьоли
берёт свой пульт и начинает гон

из восхищенья, тошноты и воли.
letrym: (профиль лета. политика)
в стране октября охуели мракобесы, можно смотреть фотки марса, умер капица, кончилось - но было - восстание в астурии.
по-моему, через пять лет мы шарик не узнаем. надежд на разум 20-го века, на память о кульминации гуманизма в 50-60-70 (и 90, при всём их своеобразии, я же про весь мир) не останется, а на смену что выросло, то выросло. ну, то есть, мы выросли. каддафи, брэдбери, капица, 20 век и всё, кроме нас почти никого. новый век начался путькой и введением обысков в аэропортах, а продолжился драками с полицией, ассанжем и пусси райет, а что будет в 2017 хз.
letrym: (лет. настр. ст)
на другой планете давно пустыня.
из закушенных губ провожающих
слабый цветок долетает до неё
раньше ракет.

от стыда хочется забросать песком
прекрасные дома и леса, даже
звёзды, только бы не смотреть им в лучи,
такой у нас мир.

трансляции из зала суда и марс,
как божья коровка перед глазами.
если родина всё человечество,
всё равно тошнит.
letrym: (профиль лета. политика)
сосуществование на этой планете марсоходов и хамсуда приводит меня к мысли, что докапиталистические пережитки не только играют какую-то сверхгигантскую роль в современном капе, но и составляют его целиком, и больше он не из чего не состоит. если бы инопланетными мегалучами завтра выжглись сексизм, гомофобия, расизм итд, пролетариату понадобилось бы лет 10, чтобы ввести демократическое распределение и унифицировать научное управление производством. а поскольку они не выжгутся - его основная задача выжечь. потому что б. нигде, кроме передовых стран 18-19 века на революцию своего имени не способна, всемирную буржуазную революцию должны делать наёмные работники, а её всемирность естественным образом отменяет её буржуазность.
тем, кто на предложение поддерживать национальные освобождения и движения за права отвечает, что только противоречия работника и буржуя антагонистические, а значит.. нужно указывать на то, что главное из этих антагонистических противоречий, политически главное, это то, что хозяева хотят видеть воркеров разобщёнными и отсталыми, а борьба воркеров требует от них солидарности и знаний. значит розни между отрядами пролов не должно остаться не только в мечтах тру-марксистов, но и в реальности. только пролетарии добившиеся повсеместно одинаковых условий эксплуатации, лишившие буржуа возможности перегонять её тяжесть туда-сюда, способны с ней покончить.
letrym: (лет. настр. ст)
вот так гроза. наверное, там драка.
стрёкот, дождь, яблоки и полнолунье.
и пот мечты, пряный, как летний воздух.
распахнуто всё.

после грозы звёздочка над теплицей,
я пью зелёный чай, а ей кажется:
инопланетное зелье. она же
прилетела к нам.

я вздрагивал от мечты, как от тоски
по пронзительному взгляду подростка:
не гуща туч, а рваный и нежный край.
оказаться там!

но я остался и, вот, принимаю
звёздочку с её тоской и тревогой
по голубой или жёлтой комете.
к нам проще, чем к ней.
letrym: (живые. эстетика)
персонажи коммунистической утопии должны говорить глаголами. я учусь, вместо я ученик. мы встретились, делим жизнь вместо мы семья. собрались, решаем, готовим экспедицию вместо мировой совет с больших мы и сы.
и никого не называть товарищем, братом, сестрой итд, а спрашивать имя. и близких по имени.
и не придумывать, как зачем-то хотел шефнер, гладко звучащих аббревиатур.
их язык должен быть угловатым и лёгким, язык подросток.
letrym: (живые. эстетика)
бредбери - это вроде родителей, у которых нет ещё дочери или сына подростка, им не надо ещё нести тошнотворную чушь из страха перед их будущим, а можно рассказывать про свою молодость и верить, что она никогда не кончится. бредбери рассказывал про молодость капитализма, как фенимор купер, хоть и жил во времена его дряхлости, и декорации брал уже у наследников, у нас.
он не боялся ни нас, ни даже тех, на кого мы, может быть, будем ворчать, надеясь на их трусость и тупость, на то, что они не сделают мир лучше, чем нам удалось.
не бояться тех, кто после тебя, того, что лучше тебя - это главное у фантастов того поколения. а у бредбери ещё одуванчики, старики и трамваи.
letrym: (живые. эстетика)
а нахуя делать антропоморфных роботов? вот вообще?
почему не писать про самоочищающийся пол вместо робота-уборщика, про одежду и посуду, которые можно сжигать после использования без вреда для экологии вместо роботов-прачек и посудомоек? зачем надо, чтобы мороженное протягивал манипулятор, похожий на человеческую руку? это как вместо мобильников выдумывать голубей на батарейках.
letrym: (живые. эстетика)
про филистерский говносборник "нас всех завоюют пидоры" все слышали, наверное.
и я вот подумал, что тему то его авторы выбрали для себя правильную. надо писать про то, чего боишься. только честно, а не изобретая рационализации и не называя страхи здоровьем и здравым смыслом.
вот то что я постоянно гомоэротичу это не очень правильно. хотя и элементы преодоления до сих пор есть, но в стихах они всегда есть. к тому же, не все так привыкли к геям как я, поэтому оно всё таки полезно. но мне зачем, я себя и так не боюсь, по крайней мере в этом качестве. я боюсь, например, вживления чипов, электронного мозга, клонирования даже немного опасаюсь. это стыдно, так же как бояться холодного обливания или радужных флагов - тем, для кого они как ледяной душ. нет, нет, позор воспевать привычное. кресло надо рубить в щепки, если уж угораздило усесться, а с камином играть в муция сцеволу.
противопоставление с филистерами должны быть не: вы не любите геев, а мы любим, а: вы свои страхи лелеете, а мы свои разбиваем.
letrym: (лет. настр. ст)
странно всё таки, что от этих тем всех так прёт.
первое, что приходит в голову, это то, что почти все детишки в рос-кот-мы-пот не писали вообще никаких сочинений, а только играли на дудочке для коровок.
но это не всё ещё.
что такое право на образование? по-моему, это право на бесстрашное завоевание мира. а мир - это буря и натиск. их не большевики выдумали и даже не гёте, а просто вселенная такая. сплошные спирали, смерчи и завхрения.
в этом смысле, конечно, и у гимназистов не было образования, а только растянутые курсы трусов и конформистов. ну да это и так известно из овер 9000 воспоминаний.

всякие дореволюционные гиппиусы и ходасевичи считали, что культура это когда в бушующей грозе горит свечка, и тем, кто читает у неё про то, какая была гроза тысячу лет назад, или пишет про прибытие поезда в дедушкин садик похуй на эту, нынешнюю грозу.
на самом деле, культура - всё, кроме этих шлемазлов. кого не тянет в грозу тот не только дореволюционный, тот и доэволюционный, тот не человек, его место в самом хвосте естественнй истории, а не на кончике её носа, который тычется в несбывшееся.
letrym: (лет. настр. ст)
кто смелей и неуязвимей
воробья на столе в кафешке?
и кораблика на орбите,
натыкающегося на ветки
с берегов, грозящих, как руки,
с астероидов остроглазых?
кто стремительнее царапин,
долговечней песка и хлама?

кто вкусней кровинок на пальцах,
потому что и есть кровинки?
в розу будущего вцепляться
и подтягиваться, не пикнув.
и в пробитой руке кораблик
с астероидов остроглазых.
кто шершавее и прекрасней,
чем земля с советским союзом?
letrym: (лет. настр. ст)
я доверяю стихам подростков,
как городам, где хожу босиком.
всё, что тронешь - твоё, как кровинки от розы,
но стекло - только телескоп.
любое стекло - телескоп.

я доверю стихам декабристов,
как городам, где все босиком,
и, разуваясь, летишь, как из брызгалки
и бьёшься о берег того, кто едва знаком.

я доверяю стихам математиков,
как города тем, кто в них босиком.
их надёжности, как вымечтанному маузеру,
если бы он вымечтался не рядом с виском.

где подросток трогает,
декабрист восхищённо хмурится,
математик одуванчиковыми стропами
рисует лопатки и грозовые улицы.
letrym: (лет. настр. ст)
нации всё же штука пластичная.
но, сука, загадочная.
вот я, к примеру, могу сказать "мы русские", а "я русский" нет.
а с евреем наоборот.
с белорусом могу сказать и так, и так, но не во всех контекстах.
я не могу ни считать себя американцем, ни причислять себя к ним, хотя у меня американский паспорт и левоамериканские порядки вызывают в большинстве вопросов меньшее отторжение, чем все остальные, с которыми я знаком. нью-йорк - без всякой конкуренции столица моего мира, пущино - мой родной город, полис, но что же тогда витебск, питер итд?
к человеческим поселениям и языкам я чувствую настоящий патриотизм, причём, ко всем, где жил и на которых умею свободно изъясняться, а страны это какая-то хуйня, не данная мне в ощущениях.
а все, почему-то, твердят только о странах.
letrym: (лет. настр. ст)
у хаотика опять феминосрач на почти 300 каментов суровой рубки.
я чего хочу зафиксировать.
1. в настоящее время в современном (качественно, а не хронологически) обществе хозяйственные основания для неравенства женщины уже исчезли или обречены. на первый план выходит субъективный фактор, который и должен привести всё в порядок. но с ним то как раз так себе дела.
2. из этого следует, что ключ к освобождению женщин - эмансипация подростков. они потом вырастут и такой хуйни не воссоздадут.
3. а в семьях, сохраняющих много патриархальных пережитков, именно мать является основным проводником эйджизма. получается, что феминистская критика должна быть во многом направлена на женщин.
4. в том числе и потому, что мужчин из этих самых семей с пережитками критиковать чаще всего бесполезно. так что как ни старайся не "сеять вражды между мужчинами и женщинами", приходится констатировать, что некоторым мужчинам только электрический стул поможет.

5, ещё. гендеры и даже 2 биопола - это вообще ни разу не данность. надо вести дело к тому, что есть человек, есть его личные особенности, остальное всё навертели чёртовы тысячелетия эксплуатации. люди очень-очень-очень, ну просто очень разные. индивидуальные различия квинтиллион раз перекрывают все остальные, а общество и медицина могут творить чудеса. и смогут ещё больше чудес. и, я уверен, не сложись из-за разделения труда этой поебени с разведением гендеров, мы бы щас спорили не о феминизме, а об экспедициях в соседнюю галактику.

поставил юпик, где я на девочку смахиваю.