letrym: (лет. настр. ст)
нежность к вишне за то, что косточкой может подавиться буржуазия
и за то, что можно часами фтыкать, как на сиськи.
гнев на небо за тех, кто там летает сейчас.
нежность к исписанным стенам, нарушающим закон магазинам
и ко всем, кто когда-нибудь поразил меня
банальностью признаний и трескучестью фраз.

нежность к карамельности отношений, шипучке любви и всему остальному.
классовая нежность безжалостней ненависти заставляет смотреть.
за это я не любил её раньше, а теперь не знаю,
люблю или нет, как людей в кине и метре.

хорошо, что для вишни мой злобный взгляд не такой ядовитый.
хорошо, что в магазе дали бухла до утра.
классовая нежность безжалостней ненависти учит видеть
то, что стоит видеть, нищеброд, человек, сестра!

похоже, я иногда умею писать хорошие стихи. такими темпами я вообще никогда не повешусь нахрен, и обо мне не будут рыдать школьницы и эмансипированные от патриархальной хуеты школьники. ну что за жизнь, а.
letrym: (лет. настр. ст)
 юхуууу! с днём космонавтики! хуй попам! на любой слог ударение, но на последний - больше по теме.
плохо что 52 года назад весь мир плясал потому что гагарин полетел, а 4 дня назад - потому что тэтчер сдохла. ну да и ладно, у прапрадедов вообще гагарина не было, а они королей вышибали, как кегли. 
всех, кому правда хочется, чтобы люди любой расы, любого пола, любой идентичности, из любой страны летали в космос поздравляю. уроды, для которых это очередная победа имперашки, красной, фиолетовой или похуй какой, горите в аду, которого нету, но вы над этим работаете.
letrym: (лет. настр. ст)
 20 книжек, которые надо прочитать, чтобы говорить с вами на 1-м языке. увидел у [personal profile] hroaldr 
 только художка.
1 Frank O'Hara Poems Retrieved
2 Lorca Poeta en Nueva York
3 Иван Ефремов "На краю Ойкумены", "Час быка", "Туманность Андромеды"
4 Kipling Barrack-room Ballads
5 Ярослав Гашек, ну да, как у всех, Швейк.
6 Карел Чапек "Рассказы из одного кармана", "Рассказы из другого кармана", "Война с саламандрами",
7 Уладзімір Караткевіч "Каласы пад сярпом тваім", "Дзікае паляванне караля Стаха", "Чорны замак альшанскі"
8 Максім Танк, вершы
9 Всеволод Гаршин "Четыре дня", "Художники", "Красный цветок"
10 Акутагава Рюноскэ "Повесть об отплате за добро", "Обезьяна", всё остальное
11 Некрасов "Рыцарь на час", "Современники" (так называется? из башки вылетело), стихи
12 Лермонтов, стихи, "Герой нашего времени"
13 Маяковский, стихи, поэмы, пьесы, всё
14 Блок "Чёрная кровь", "12", пралубофь всякое
15 Антуан де Сент-Экзюпери "Планета людей", "Военный лётчик"
16 Ремарк "Время жить и время умирать", "Три товарища", "На западном фронте без перемен"
17 Василий Каменский "Разин", стихи
18 Хлебников
19 Огарёв, Лиодор Пальмин, Михайлов, другие русские революционно-демократические поэты 19 века
20 Чернышевский "Что делать"

получилось и не 20 книг, и не 20 авторов, а хз что, ну и ладно
зато понял, что нон-фикшен охарактеризовал бы куда лучше. всё же без "атеистического словаря", "былого и дум", записок волконской и "краткой истории математики" стройка список не особо показательный.
letrym: (профиль лета. политика)
с днём Коммуны, первым из 72!
это всё фигня, николя, а Коммуна живая. ура!
letrym: (Default)
неправильно говорить "париархальные арабы угнетают женщин" и решать плохо или хорошо в это вмешиваться. надо сказать "патриархальные мужчины угнетают арабок" и тогда вмешаться безо всяких противоречий.
letrym: (шляпник. чааай. всегдааа)
а вот когда кургиноиды и кургиниды свой ссср 2.0 расшифровывают как северная соборная сраная рашка стабильная и сек знает ещё какая россия, они хоть раз слова свободная и социалистическая использовали?
letrym: (лет. настр. ст)
ну за подруг, равные зарплаты, швабру и тряпку, которые мужчинам стоит брать в руки не только сегодня, выбор женщиной своей судьбы, феминизм и сексуальное просвещение. с днём борьбы за равные права!
letrym: (шляпник. чааай. всегдааа)
наспрашивавшись про стар трек и другие сериалы, в которые мы периодически пыримся в последнее время, и переотворчив то, что смотрит сам, тополёнок выдал три первых серии эпопеи "101 дылдостая". в первой серии глупые полицейские хотят бросить машины в канализацию, предположительно за то, что те ездят без водителей. им это удаётся, но вмешивается робот, он всех спасает, но канализацию вот-вот должно затопить, а у одного самолёта (да, некоторые машинки - самолёты, там ещё катер есть) внезапно отвалилось крылышко!! но робот успел в последний момент отнести его в мастерскую. другой самолёт, по имени Шпион выяснил, что глупых полицейских поблизости нет и все пошли спать. вторая серия начинается с того, что машинки просыпаются в отдельных домиках и удивляются как-же они проспали до зимы. полицейские опять угрожают и два самолёта переносят всех в пустыню. там живёт змейка с двумя маленькими змейками, одна ещё в яйце. змейка спасает машинок от плотоядного растения. тут выясняется, что полицейская машина тоже решила от них сбежать и присоединиться к компании, но полицейские прячут её в джунглях. самолётики и несколько летят в джунгли, дерутся чтобы попасть в них, но поиски оканчиваются неудачно. может быть она под огромным деревом? в третьей серии катер страдает в пустыне, что ему негде плавать и решает летать по воздуху. теперь он тоже может лететь в джунгли и взять с собой оставшиеся машинки. а в джунглях тем временем из под того самого дерева вылезает громадный паровоз и хочет напасть на героев. уилсон и брюстер (паровозики, перекочевавшие в "дылдостаи" из чаггингтона) разбирают его на запчасти, но потом решают собрать снова и помириться. но под деревом полицейской машинки тоже нет, где же она??
letrym: (лет. настр. ст)
когда ты здесь, ноябрь, как цитрус, жёлт.
проснувшись, я вдыхаю серый воздух -
ничем не пахнет, если ты ушёл.

нашёл, обшарив дом в один прыжок,
с твоей перчатки отлетевший блёсток -
когда ты здесь, ноябрь, как цитрус жёлт.

хоть мир и поддаётся, как снежок,
и зимний двор весь в клочьях драки звёздной,
ничем не пахнет, если ты ушёл.

бардак, как потревоженный ожог,
не заживёт, но может быть легко с ним
(когда ты здесь, ноябрь, как цитрус, жёлт)

ем мандарин, купил хурмы мешок,
и можно утопиться в абрикосах -
ничем не пахнет, если ты ушёл.

теплей всего ненатуральный шёлк
простынки, а один под пухом мёрзну.
когда ты здесь, ноябрь, как цитрус, жёлт.
ничем не пахнет, если ты ушёл.
letrym: (шляпник. чааай. всегдааа)
у меня от долоева

облако в маске
молодая научная сотрудница бьётся над разгадкой одного атмосферного явления, которое с недавних пор угрожает планете неурожаями и вызывает депрессии у людей. по ходу действия она знакомится с девушкой, и однажды та выдаёт своё иномирское происхождения и негуманоидную природу - по сути она - облако, а то атмосферное явление - результат их деятельности. но насчёт неурожаев и депрессий это правительство подтасовывало факты. дальше следует экологический гон, распространение иномирских технологий, революция и всеобщее щастье.

люди окраин
где-то на краю галактики цивилизация разумных крыс. поразительная и прекрасная крысиная культура, серьёзно и без ёрничества описываются музеи и университеты, общественные проблемы и быт. в заброшенных домах и в канализациях заводятся отвратительные паразиты - люди. их травят, отстреливают, но всё без толку. какая-то пространственнно-временная хренотень делает возможным сообщение (не космическое)* с другим краем галактики, с землёй. и четыре расы ищут общий язык.  

*потому что я придерживаюсь мнения, что совершать дальние космические путешествия может только коммунистическое человечество, а здесь речь идёт о проблемах, которые будут к тому времени уже решены.

сколько ног у паука?
злая волшебница проходит под окнами детской художественной студии, где кирилл и валя спорят о том, сколько ног рисовать пауку. а может и нормальная волшебница, только выросла при феодализме и пауков очень любит. "ах вы гадкие дети!, говорит она, - пусть у кирилла у самого будет шесть ног, а у вали десять! и отправляйтесь в таком виде с страну Энтомологию! может вас там и расколдуют". ну, ноги, конечно, лишние удалили, волшебницу перевоспитали, а Энтомология стала на путь социалистического развития, но сначала было много приключений.

вот, если кому надо названия, говорите.
letrym: (шляпник. чааай. всегдааа)
товарища иудейского анарха с днюхой! товарищей христиан с ней же.
letrym: (живые. эстетика)
ещё о грамотностях.
литературная норма - это вообще такой кольт или кошелёк, чтобы уравнивать шансы. чтобы любой индеец из кацапетовки мог купить ожегова с розенталем и спорить хоть с академиком. впрочем, с академиком делить нечего, а вот с начальником жэка - ага. с грамотностью каждый из нас становится буржуа времён подъёма мануфактур и может слать бывших благородиев нахуй. а друг другу мы, все, кто придерживается данной конкретной конвенции - сёстры-читательницы. всё. больше ни для чего писать карову через о не требуется. но, как и всякий капиталец, это наше владение литературной нормой, а до кучи аристотелевой логикой и попперовской фальсификацией имеет свойство концентрироваться. это очень круто и прогрессивно, было бы хуже, если бы каждый сидел в конуре, сам себе поппер и аристотель. но это и создаёт противоречия, поскольку понятно, что бедняку, ребёнку, изнасилованной, старику итд воспользоваться всем этим куда сложней, чем гетеробелому западнику, так что у кого кольт, а у кого рогатка.
кстати, свободная любовь - это тоже оно. деньги-оружие-капитал. потому я и писал, что сексуальная свобода без сексуального равенства - рабство.
а деньги угнетённых - это организация.   
letrym: (шляпник. чааай. всегдааа)
чего надо монаху в моих трусах?
и моём телескопе?
зачем динозавр проснулся?
монах его вываляет в общепринятом, красивостях, анекдотах,
научит затаптывать сердце
и клянчить, как собачонка, пачкая нас с любимым.
надо мыть динозавра, скоблить
и как бабочку защищать,
чтобы он поднимал с телескопом туда, где удобней болтать и смотреть.
а монах, его друг шаман, надзиратель
в гимназии, сосед у подъезда, рыцарь, патриот, семьянин,
пусть их мудрость дохнет в ушах, как микробы,
как они сами.

1. гордость. старик
2.гордость. ребёнок
3. гордость. квир
4. гордость. кормящая
5. гордость. крестьянин
6. гордость. женщина
1-20
letrym: (живые. эстетика)
зажмурилась - и мира больше нет.
взгляну - и он появится опять.
(мне кажется, ты мой весёлый бред).

круженью красно-голубых планет
перед капризной тьмой не устоять:
зажмурилась - и мира больше нет.

от лунной песни как от драки след,
заклясть и сумасшедше целовать
(мне кажется, ты мой весёлый бред).

бог сверзился, в аду мигает свет,
куда чертей и ангелов девать?
зажмурилась - и мира больше нет.

и ты - вернёшься после стольких лет,
когда я забывала тебя звать?
(мне кажется, ты мой весёлый бред).

будь громовая птица мой секрет,
весною возвращалась бы опять.
зажмурилась - и мира больше нет.
(мне кажется, ты мой весёлый бред)

оригинал

letrym: (лет. настр. ст)
любой человек,
живущий в классовом обществе,
избит, сражается и прекрасен.
значит, он женщина,
но все по-разному женщины.
люди,
безъязыкие, как берёзы,
обязанные любить топоры,
пусть они хлещут ветками по глазам,
не видящим ничего такого в их ранах.

1. гордость. старик
2.гордость. ребёнок
3. гордость. квир
4. гордость. кормящая
5. гордость. крестьянин
1-20
letrym: (лет. настр. ст)
(детектив глотают с какао или апельсиновым соком,
но сам он - морская губка или кирпич под дождём)

вот бы нестись в туман как детектив,
наган в лицо встречать полуулыбкой,
смотреть на музыкантов улиц гибких
в испарине, как будто их мотив.
(рубашка прилипла, потому что я никогда такого не слышал,
каждый вечер никогда такого не слышал)

куда-нибудь, плаща не захватив,
так мокро, будто я внутри улитки.
(может быть, какао или сок пьют в ванне,
солнечной оттого, что её вымыли,
лунной от серебряных мыльниц)

историей, как шоколадной плиткой,
хрустеть и помогать ей обрасти
любыми городами с детективом
(человеком, лучом, крысой, глазастым троллейбусом)
его решеньям, вкусным, как гвоздика
(и неожиданным, как веточка гвоздики из сладкого пирога)
не буквами, а кошками бродить,
ресничку в мгле бескрайней находить,
нестись в туман, высаживаться тихо
(подоконник - берег, скамейка - берег, губы и острова)
и ни за кем своим не уследить.
letrym: (лет. настр. ст)
время - это песок, счастье - это бросок,
а будущее - это свежий хлеб и апельсиновый сок.

поэтому и не страшно нисколько. настоящее ранит легонько,
а самое настоящее - кошка и подоконник.

прошлое - птенец колибри под колонной грузовиков.
оно больше всех переполняет мою любовь.
прошлое - тоже люди, как поверить в такое?
но без них - хлеб песок, и апельсин на вкус как сапог.
letrym: (шляпник. чааай. всегдааа)
землю крестьянам, фабрики рабочим, мир народам, хлеб голодным, а власть - советам.
с праздником, товарищи. заключённым свободу, угнетённым равенство, батареям тепло, городам троллейбусы, людям космос, пустыне воду, планете социализм.
letrym: (лет. настр. ст)
сексуальная свобода - это прежде всего возможность в любой момент отказаться от нежелательного потраха, даже, если его предлагает муж, или товарищ по борьбе, даже, если вы уже начали. а радость близости с другим человеком возникает уже на этой основе.
а что касается патриархата, то лучше уж его разновидность с нравственностью, чем с дающими по щелчку "товарища" комсомолками.